ElheminaTsepes
Place, je passe! Je suis roi de mes rêves, Souverain des libertés! Osez, rendez grâce À ce fou qui se lève!

"...Магнус. Отбиваясь от иблисов огненными копьями, он
пронзил одного в грудь, и демон громко зашипел, будто в огонь плеснули
воды. Чудовище взорвалось облачком пепла. Иблисы большой
сообразительностью не отличались, и на место павшего встал другой, чтобы
тут же схлопотать удар от Магнуса. Но вот нашелся иблис поумнее и
проник магу за спину. Алек без дальнейших раздумий спрыгнул с крыши,
ухватившись за край и после — за штырь вывески. Сделал «солнышко» и
мягко приземлился на мостовую. Демон только и успел обернуться, сверкнув
янтарным пламенем глаз, — Алек пронзил его клинком серафима. М-да,
Джейс выдал бы остроумную фразу, а так демон погиб, не услышав остроты.
Покинул это измерение во взрыве мелкого дождика из пепельных хлопьев.


— Алек? — Магнус разделался с остатком демонического отряда. — Ты... спас мне жизнь!


Алек хотел было ответить нечто вроде: «Ну да, я же
Сумеречный охотник, и это наш долг — спасать жизни» или «Я просто делаю
свою работу». Джейс именно так и ответил бы, у него язык подвешен. Алек
же произнес нечто иное (и слова показались дерзкими даже ему самому):


— Ты мне так и не ответил. Я столько раз звонил.


Магнус посмотрел на Алека как на умалишенного:


— Город объят пламенем, по улицам рыщут демоны, а ты спрашиваешь — почему я не перезвонил?!


Алек стиснул зубы.


— Признавайся, почему ты не ответил?


Магнус негодующе вскинул руки, и с кончиков пальцев сорвались искорки — будто светлячки, сбежавшие из банки.


— Ты болван!


— Поэтому ты молчал? Потому что я болван?


— Нет. — Магнус шагнул навстречу. — Мне надоело быть
рядом только ради подмоги. Надоело, что ты влюбляешься в тех, кто — как
ни странно — любовью тебе ответить не может. Не может так, как могу я.


— Ты меня любишь?


— Глупый ты нефилим, — мягко произнес Магнус. —
Иначе зачем я здесь, по-твоему? Зачем подчищаю за твоими недалекими
друзьями, случись им напортачить? Зачем спасаю вас из передряг? Я уж
молчу про помощь в битве с Валентином. И заметь, каждый раз — все
задаром!


— Я даже мысли не допускал...


— Ну еще бы! — Кошачьи глаза Магнуса гневно
сверкнули. — Я прожил на этом свете семьсот лет, Александр, и знаю,
когда дело не выгорит. Ты ни за что не заговоришь обо мне при родителях.


Алек пораженно уставился на Магнуса:


— Тебе семьсот лет?!


— Ладно, поймал. Восемьсот. Но я ведь на столько не выгляжу! И вообще, ты меня не слушаешь. Я говорю...


О чем Магнус пытался сказать, Алек в тот момент не узнал — на площадь выбежало еще с дюжину иблисов. У Алека отвисла челюсть.


— Проклятие.


Магнус проследил за взглядом нефилима — демоны окружали мага и Охотника полукругом.


— Потом договорим, Лайтвуд.


— Знаешь что? — Алек достал из-за пояса второй клинок серафима. — Если уцелеем, обещаю познакомить тебя с родителями.


Магнус принял боевую стойку, и кончики его пальцев загорелись голубым пламенем. Свечение отразилось в улыбке мага.


— Ловлю на слове."